lpplc.lv


Вайра удовлетворена проделанной работой

02.06.2007 11:35



В эксклюзивном интервью газете "Телеграф" Вайра Вике-Фрейберга оценила "оранжевую угрозу", публикацию списков Лембергса и создание новой партии.

21 июня президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга в последний раз в качестве президента поднялась на трибуну Сейма с напутственным обращением, которое глава государства на протяжении 8 лет делала в завершение каждой парламентской сессии. Но в этот раз к словам Вике-Фрейберги прислушивались особо внимательно, пытаясь уловить, какой сигнал посылает им одна из самых влиятельных фигур латвийской политики.

Что скрывалось за призывом к народу идти в большую политику, какой дамоклов меч висит над депутатами и насколько близко была президент к роспуску Сейма за годы своего правления — обо всем этом госпожа Вике-Фрейберга рассказала Телеграфу.

— Госпожа президент, с каким настроением вы шли на встречу с депутатами Сейма?

— У меня было праздничное настроение.

Я зашла в Красный зал. Обратила внимание, что перед Лиго в Сейме больше украшений, чем в Рижском замке. У меня не было сомнений или страха. Я ощущала удовлетворение, как после хорошо сделанной работы. Восемь лет я служила Латвии, сотрудничала с Сеймом. И в своей последней речи я пожелала Сейму, чтобы их сотрудничество с новым президентом было таким же успешным. Еще я пожелала им быть мудрыми, поскольку впереди их ждет достаточно много серьезных вызовов.

— Вы не боитесь, что без вас высшая политическая власть в стране будет полностью сконцентрирована в руках Народной партии?

— Я думаю, это было бы слишком обнадеживающим для Народной партии утверждать, что теперь они могут концентрировать всю власть в своих руках и делать только то, что хотят. На самом деле это не так. Достаточно арифметически посчитать, сколько мест и кому принадлежит в Сейме, чтобы понять, что Народная партия не может управлять страной в одиночку.

Если одна партия попытается подчинить себе контроль над всем, моментально возникнет угроза безопасности правительства и парламента. Конечно, Народная партия как партия премьера имеет очевидное преимущество — их не могут отлучить от власти. Но в то же время они не вправе действовать без поддержки всего правительства и Сейма. В одиночку Народная партия ничего не достигнет.

— Однако бытует мнение, что сейчас все важнейшие для государства решения принимаются в очень узком кругу...

— Предполагаю, что придумывает, формулирует и направляет идеи действительно узкий круг лиц. Но принцип демократии предполагает, что механизм может быть остановлен, ведь остальные не должны молча стоять в стороне. Я не вижу сейчас риска того, что некая элита подчинит себе всю власть в государстве. В Сейме сидят 100 человек. И если они не спят, то, думаю, у каждого есть возможность протестовать.

— Партии оппозиции утверждают, что их при нынешней "оранжевой" коалиции никто не желает слушать.

— Как я сегодня напомнила Сейму, оппозиция по определению играет другую роль, нежели позиция. Что, впрочем, не исключает, что, придя к власти, она поменяет свои цели.

— За восемь лет президентства у вас никогда не возникало желания или необходимости инициировать роспуск Сейма?

— Был такой момент, когда правительство Репше ушло в отставку через полтора года нахождения у власти. И господин Репше, и Новое время очень хотели проведения досрочных выборов. И в тот момент они оказывали достаточно серьезное давление на президента с призывом инициировать роспуск Сейма. Но я не видела, для чего это тогда было нужно. Наша конституция предусматривает, что парламент выбирают раз в четыре года.

В других государствах мира президент может по собственному желанию распустить Сейм и объявить досрочные выборы, не созывая референдума. Но Сатверсме такой возможности не предусматривает. Хотя, возможно, нам пора начать разговоры об изменениях конституции. По моему личному мнению, для демократического государства не было бы плохо, если бы при определенных обстоятельствах президент имел конституционное право самостоятельно распустить парламент.

Таким случаем могла бы быть ситуация, при которой действующее правительство само считает, что не может управлять государством и ему трудно контролировать ситуацию. Не обязательно, что президент должен инициировать досрочные выборы, но у него должна быть такая возможность. Второй вариант — если президент сам понимает, что государство находится на гране политического кризиса, и срочный роспуск парламента является единственным оптимальным решением.

Однако, если возвратиться к случаю с господином Репше, то одним из его аргументов в пользу досрочных перевыборов было то, что ему трудно сотрудничать именно с той коалицией, которая сформировалась после выборов 8-го Сейма. Но в тот момент, согласно конституции, мой президентский долг был сделать все, чтобы уменьшить негативное влияние отставки правительства Репше, которое было сделано в очень неудачный момент.

До вступления Латвии в ЕС и НАТО оставалось три месяца, правительству нужно было срочно принять несколько крайне важных документов, в Сейме шла очень интенсивная работа, которую нельзя было прерывать досрочными выборами. Инициатива господина Репше мне показалась неадекватной. Поэтому вместо роспуска Сейма я постаралась срочно найти такого премьера, который сумел бы сформировать правительство в парламенте, где Новое время выражает протесты и не хочет ни с кем сотрудничать. В результате, как известно, предложение принял господин Эмсис и сумел в течение 9 месяцев удержать свое правительство меньшинства.

Но если отойти от конкретного случая, то в принципе, повторюсь, нигде не сказано, что текст конституции высечен на камне или выписан звездами. В какой-то момент обычные люди садятся за стол и пишут, что и как мы делаем в нашей стране. И, возможно, в другой стране другой президент при другой конституции повел бы себя в моей ситуации иначе.

— По мнению многих, в этом году у вас тоже был весомый повод инициировать роспуск Сейма — после принятия парламентом скандальных поправок к законам о нацбезопасности. Вы рассматривали такую возможность?

— В этом не было необходимости. Они со скоростью молнии пошли на попятный, осознав, что президент тоже может поступать, как считает нужным. Как только появилась угроза референдума, Сейм моментально сделал то, что я их давно просила — вычеркнул из конституции 81-ю статью. У меня не было больше основания волноваться. Они все сделали, как я хотела.

— Как вы думаете, публикация так называемых "списков Лембергса" может стать достаточно весомым основанием для нового президента, чтобы инициировать роспуск Сейма?

— Это будет очень серьезный повод задуматься. Конечно, многое будет зависеть от конкретной ситуации — что это за "списки", какие люди туда входят, сколько их и так далее. Но это, безусловно, будет политический кризис. И вся политическая ответственность в тот момент ляжет на плечи президента, следовательно, ему будет очень тяжело. Персонам и партиям, чьи люди окажутся в этих списках, на мой взгляд, нужно будет уйти из Сейма. Это очень серьезные вещи. Разгорится очень крупный скандал.

Но главный вопрос будет заключаться в том, то ли в "списках" окажутся имена отдельных персон, которые пошли на преступления, но их партии об этом не знали; то ли это вопрос партийной солидарности. Я не могу утверждать, что тысяча человек, входящих в партию, должны разделить вину одного политика. Но те, кто работает в Сейме, скорее всего, да. В любом случае, границы этой ответственности нужно будет установить Генпрокуратуре.

— Вам известно, как продвигается следствие по делу Лембергса? Как скоро могут всплыть так называемые "списки"?

— Расследование — очень основательное и сложное. На сколько я знаю, те результаты, которые напрямую относятся к сфере бизнес-интересов и источникам финансирования, еще не готовы. По крайней мере, я до сих пор не видела этих результатов, и понятно, что у меня как у президента нет возможности вмешаться в ход расследования.

— Предвыборная кампания вашего преемника Валдиса Затлерса началась с громкого скандала о "пациентских вознаграждениях". Вам не кажется, что это очень опасная тенденция, если в историях о взятках начинают фигурировать имена столь высоких должностных лиц?

— Коалиция, выдвинув такого кандидата, безусловно, взяла на себя очень серьезную ответственность. Так же, как и сам господин Затлерс. Ведь согласившись стать кандидатом на пост президента, он должен был отчетливо понимать, что претендует на пост не только как индивид Валдис Затлерс, а как врач, как представитель своей профессии. Правящие стояли перед серьезным выбором. Но, как известно, в итоге, приняв во внимание двоякость ситуации с точки зрения законодательства, они все-таки разрешили господину Затлерсу стать кандидатом. И прежде они, безусловно, должны были узнать у самого кандидата, готов ли он отвечать на те вопросы, которые наверняка возникнут в обществе.

— Почему вы на правах действующего президента не захотели тогда вмешаться в ситуацию? Вы же могли обратить внимание Сейма на несоответствие кандидата?

— У меня не было возможности. Конституция не предоставляет мне ни единой возможности повлиять на ход президентских выборов. Здесь очень четко нужно понимать, кто берет ответственность за свои действия. Ответственность берут те, кто действует.

— На прошлой неделе вы провозгласили поправки к законам об интересе должностных лиц, позволяющих чиновникам принимать весьма крупные подарки от населения. Многие эксперты полагают, что это прямой путь к легализации коррупции...

— Я внимательно выслушала мнения всех экспертов, в том числе и специалистов Бюро по борьбе и предотвращению коррупции, которые инициировали эти поправки. И у меня не было основания сомневаться в их рекомендациях.

— После недавних президентских выборов и всех скандалов, которые сопровождали предвыборную кампанию, в обществе заговорили о необходимости сделать выборы общенародными. Как вы относитесь к такой идее?

— Знаете, все время звучит мысль, что нельзя говорить о всенародном избрании президента, потому что это очень сложно, очень долго. Нужно менять все принципы управления государством. Нужно переходить от парламентской республики к президентской. Но на самом деле это не так. Это ложная аргументация.

Я хочу здесь подчеркнуть два аспекта. Абсолютно нелогично связывать выборы президента с разделением власти в государстве. Мол, нельзя менять конституцию, потому что будет нарушен баланс. Я интересовалась, как обстоит ситуация в мире. Недавно в Латвию приезжала президент Ирландии. Во время официального ужина мы обсудили, какими полномочиями она обладает. И выяснилось, что хотя в Ирландии президента выбирает народ, полномочий у нее намного меньше, чем в Латвии.

Например, чтобы остановить продвижение закона, ей нужно направить его в Конституционный суд на проверку соответствия конституции. А Сатверсме позволяет президенту самому останавливать движение закона. Поэтому если предоставить людям право голоса, то это еще не означает, что нужно тут же наделять президента огромными полномочиями.

— То есть вы поддерживаете идею о всенародных выборах президента?

— Это должен решить сам народ. Если появляется достаточно желания это делать, пожалуйста, у нас открытая конституция. Нужно собрать определенное число подписей, провести референдум, и тогда мы точно узнаем, хочет народ этого или нет. До сих пор за 16 лет мы слышали много предложений, но не видели никаких конкретных действий. Я помню несколько неудачных попыток, но у меня не было ощущения, что люди действительно хотят получить это право. Конечно, Сейм очень удовлетворен тем, что сегодня он имеет возможность выбирать президента. И они не готовы отказываться от этих привилегий. Но граждане имеют законную возможность изменить устоявшийся порядок.

— В своем обращении к Сейму вы призвали народ активно идти в большую политику. Вы считаете, что в Латвии назрела необходимость в создании новой партии?

— Это вопрос для серьезных обсуждений. Одни утверждают, что у нас партий слишком много, но когда приходит время очередных выборов, все говорят, что им не за кого голосовать, поскольку тому, кто работает в Сейме, они не доверяют. Конечно, это не значит, что если сейчас соберутся 30 друзей и создадут новую партию, то народ пойдет за них голосовать. За них не нужно голосовать, потому что этот голос будет потерян. Но своим призывом я хотела сказать, что если у нас не происходит никакого политического обновления, если не появляются новые партии, если у людей нет права в данных условиях, в условиях существующих партий, создать свою новую политическую организацию, то, извините, какая же это демократия?

— А вы сами готовы пойти в большую политику?

— Через пару недель будет ровно восемь лет, как я служу латвийскому государству и занимаюсь политикой. Это тяжелая работа, это долгий срок. И я, извините, уже не молодая девочка. Поэтому если говорить сейчас о силе моего энтузиазма заняться созданием новой партии, то честно скажу: в моей жизни сейчас это не главный приоритет. Но в то же самое время я хочу напомнить, что у любого гражданина Латвии, и в том числе у меня как у президента, безусловно, есть право заняться активной политикой.

— Многие эксперты считают, что Латвия сейчас находится на пути значительных перемен во внешней политике. Если раньше мы больше ориентировались на Вашингтон, то сейчас по всем признакам идем на открытое сближение с Россией. Как вы расцениваете такую тенденцию? Некоторые политики, например, опасаются, что сотрудничество с Россией угрожает латвийской независимости...

— Я не вижу ничего опасного в подписании пограндоговора, который десять лет лежал на полке и о котором Латвия все время говорила, что она готова его подписать. Сейчас мы все уладили. Наши партнеры по ЕС и НАТО довольны, поэтому я не вижу повода для беспокойства. У нас появилась ясность о своих границах, что дало надежду на установление неких дружеских отношений. Но здесь нет никаких гарантий.

У нас были хорошие знаки, у нас были важные дружественные визиты. Мне выпала честь принимать Бориса Ельцина и Патриарха Алексия. Господин Калвитис встречался в Москве с Михаилом Фрадковым и Владимиром Путиным. Все это позитивные сигналы налаживания отношений. Но нам нужно подождать и посмотреть, как все будет развиваться. Что же касается нашей ориентации на Запад, то там абсолютно ничего не поменялось. И поверьте мне, ничего не поменяется.

— Госпожа президент, как вы планируете отпраздновать Лиго?

— В деревне. Вместе с теми, кто умеет праздновать, петь и лиговать — с фольклорной группой "Скандиниеки".

Источник: http://www.novonews.lv/index.php?mode=news&id=19688

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha